Почему центральные банки будут ставить на программы кредитования

Политики экспериментируют, чтобы перезапустить экономику, одного количественного смягчения не хватит

Штаб-квартира Европейского центрального банка, который готовится предоставить дополнительные денежно-кредитные стимулы ослабевшей экономике еврозоны © Reuters
Хув ван Стенис 3 ДЕКАБРЯ 2020

Автор статьи является председателем комитета по устойчивому финансированию в UBS.

Из всех реформ центральных банков, принятых в этом году, наибольший интерес вызывает бонусная процентная ставка Банка Японии для региональных банков, которые сокращают расходы, объединяются или предоставляют ссуды для устойчивого развития.

Основной вопрос, беспокоящий регуляторов каждой страны – останутся ли банки достаточно сильными, чтобы финансировать восстановление, особенно малого и среднего бизнеса, когда истечет срок ссуд, гарантированных государством?

То, как политики решают эту проблему, влияет на дивиденды, финансовое регулирование и формы программ количественного смягчения. Тем интереснее очередной пакет мер Европейского центрального банка.

В прошлом месяце центральный банк Японии предпринял беспрецедентный шаг, выплатив мелким региональным банкам дополнительные 0,1% «для повышения устойчивости региональной финансовой системы». Он предупредил, что, если прибыльность будет продолжать падать, финансовое посредничество банков может перестать нормально работать.

В этом году в еврозоне, Великобритании и США почти все кредиты малому бизнесу были предоставлены в рамках программ гарантированного кредитования. Неудивительно, что центральные банки проявляют изобретательность, пытаясь улучшить денежно-кредитную политику, чтобы воздействовать на те области экономики, на которые не могут повлиять другие программы количественного смягчения. Новая Зеландия недавно ввела схему финансирования кредитных программ, чтобы помочь банкам ссужать деньги малому бизнесу. А на этой неделе Федеральная резервная система США расширила схему, помогающую банкам финансировать займы в рамках программы защиты платежей.

До сих пор во время «ковидного» кризиса банки были тем самым караваном, который шел, невзирая на лай собаки. В основном кредитные учреждения сохранили устойчивость, не увеличивали риски для экономики и работали с правительствами над предоставлением кредитов на случай чрезвычайных ситуаций или разрабатывали программы послабления для заемщиков.

Но нулевые и отрицательные процентные ставки сильно ударили по прибыльности банков из-за снижения рентабельности. Чем дольше ставки остаются неизменными, тем сильнее побочные эффекты. Недавнее исследование Федерального Резервного банка Сан-Франциско убедительно продемонстрировало это.

Японские региональные банки на момент кризиса уже были наименее прибыльными в мире по рентабельности активов. Сейчас все большее число малых и средних кредитных учреждений по всему миру начинают бороться за покрытие своих постоянных затрат, особенно если исключить прибыль от владений суверенными облигациями.

Это новая эра. По словам президента Infosys Мохита Джоши, пандемия увеличила потребность банков в ближайшие три-пять лет инвестировать в технологии. Это требует гораздо больших вложений, и крупные фирмы могут лучше покрывать свои расходы и вкладывать больше средств в инновации. Проще говоря, тенденция «победитель получает все», которую мы наблюдаем на цифровых рынках, быстро распространяется на банковский сектор.

Это означает тяжелую борьбу за региональные банки, расположенные на нижних позициях рейтинга. Отсюда и предложение японского центрального банка о слиянии или сокращении затрат. В Европе Андреа Энрия, председатель надзорного органа ЕЦБ, также поддержал призывы к слияниям.

Альтернатива – пользоваться возможностями более крупных банков за счет более широкого использования коммунальных услуг или передачи серверов на аутсорсинг поставщику облачных услуг, как я предлагал в отчете «Будущее финансов» для Банка Англии. На это могут уйти годы, поэтому эти схемы будут основой.

Изменения в политике центрального банка имеют четыре последствия для рынка. Во-первых, любые действия, которые более эффективно защищают банки от разрушительного влияния отрицательных процентных ставок, имеют чистый положительный эффект для банковских ценных бумаг и, в свою очередь, для финансовой стабильности. По оценкам UBS, прибыль банков еврозоны может увеличиться более чем на 5%, если ЕЦБ продлит схему или улучшит ее условия. Но разрыв между теми, кто получит выгоду и проигравшими от этих изменений со временем, вероятно, будет увеличиваться по мере того, как реализуются последствия принципа «победитель получает все». 

Во-вторых, чем больше будут увеличиваться специальные схемы кредитования, такие как целевые операции ЕЦБ по долгосрочному рефинансированию (TLTRO), тем сильнее будет давление, заставляющее поддерживать переход к экономике с более низким уровнем выбросов углерода.

В-третьих, такие схемы кредитования повлияют на рынки суверенных облигаций. Учитывая, что TLTRO ЕЦБ непропорционально берут на себя южноевропейские банки, это сохранит спрос на долговые бумаги периферийных стран еврозоны.

В-четвертых, чем больше обходных путей существует для банков, тем дольше процентные ставки могут оставаться на нулевом или отрицательном уровне. Давление на пенсионные фонды и страховщиков с целью оптимизации распределения своих активов перед лицом сверхнизких ставок будет сильным.

Милтон Фридман говорил, что нет ничего более постоянного, чем временная правительственная программа. Схемы «финансирование в обмен на ссуды», похоже, ждет такая же ситуация.

Источник: https://www.ft.com/content/195c12dc-f3a9-45bc-bec4-b19207b62300
Поделиться в соц. сетях

Оставьте комментарий