Доля индексных фондов на европейском инвестиционном рынке выросла до 20%

Многие опасаются, что выплаты комиссий, осуществляемых активными фондами, ограничат рост в регионе.

Рынок Швейцарии на 58,7% занят пассивными фондами, с тех пор как в 2012 году Высший Суд страны постановил, что конечный инвестор вправе потребовать возврата скрытых комиссий © Bloomberg

Впервые трекерные фонды (отслеживающие индексы), составили пятую часть европейского инвестиционного рынка после всплеска, ставшего причиной удвоения доли пассивного инвестирования за последнее десятилетие.

Но некоторые опасаются, что продолжающееся существование скрытых комиссий, которыми вознаграждают дистрибьюторов за продажу более дорогих активно управляемых фондов, не позволит Европе последовать траектории США, где 40% средств управляются пассивно.

«В Германии и Франции по-прежнему начисляют скрытые комиссии, [а] в Италии ситуация еще хуже, она возмутительна, и это будет мешать росту пассивных фондов», – сказал Али Масарва, член европейской исследовательской группы Morningstar.

По данным Morningstar, на конец октября средства, переданные в трекерные паевые инвестиционные и биржевые фонды составляли ровно 20% от активов, вложенных в европейские фонды или 9,4 трлн евро (11,4 трлн долларов), не включая инвестиции в денежный рынок напрямую. Пассивные фонды выросли на 9,5% по сравнению с прошлым годом, что значительно превышает 2,1% активно управляемых фондов.

В результате с октября 2010 года индексные компании существенно увеличили свое присутствие на рынке в регионе.

За тот же 10-летний период доля пассивных фондов на рынке США, где впервые появилась эта стратегия, также выросла вдвое с 21% до 41,4%, что выше европейских показателей.

При этом г-н Масарва не верит, что Европа пойдет по траектории США и станет свидетелем дальнейшего удвоения доли рынка в течение 2020-х годов, поскольку дистрибьюторам в регионе по-прежнему выплачиваются «ретроцессионные» платежи – форма комиссионных, выплачиваемых управляющими активами таким дистрибьюторам, как банки, за продажу их продуктов. Это ставит недорогие пассивные фонды в невыгодное положение, поскольку они обычно не платят такие комиссии.

«Это не просто отставание на 10 лет. В Европе рост будет не столь быстрым», – сказал он. Г-н Масарва также указал на Великобританию, где в пассивном управлении находится 26% активов*, и Нидерланды, с 13,7% процентами активов в пассивном управлении в противовес странам, где комиссионные платежи были запрещены, а интересы финансовых консультантов «теперь совпадают с их клиентами» – другими словами, они с радостью порекомендуют дешевые пассивные фонды, если считают, что это в интересах клиентов.

Еще более удивителен рынок Швейцарии, который на 58,7% пассивен после того, как в 2012 году высший суд страны постановил, что комиссионные, достигавшие иногда 2% от внесенных средств, должны быть возвращены конечному инвестору. По данным консалтинговой компании Finalix, такие платежи в 2012 г. принесли швейцарским банкам 4,2 млрд швейцарских франков (4,7 млрд долларов США), что эквивалентно 12,4% их прибыли.

Однако комиссии существуют в таких странах, как Германия, где на пассивный рынок приходится всего 11,1% внутреннего рынка, Франция (8,2%), Испания (2%) и Италия (0,05%).

Согласно директиве ЕС Mifid II, дистрибьюторы по-прежнему могут получать ретроцессионные платежи, если они оказывают брокерские услуги, предоставляют доступ к продуктам конкурентов, а также предоставляют высококачественные услуги, например, постоянные финансовые консультации.

Верена Росс, исполнительный директор Европейского управления по ценным бумагам и рынкам, предупредила о «потенциальных конфликтах интересов» и «советниках, которые почти всегда рекомендуют собственные продукты» в своем выступлении на прошлой неделе, в то же время добавив, что «как показывает опыт некоторых европейских стран, дальнейшее ограничение может быть одним из эффективных инструментов для обеспечения доступа к более качественным услугам и дешевым продуктам».

Тем не менее, г-н Масарва раскритиковал «абсурдность» соглашения, при котором итальянские дистрибьюторы по-прежнему продают с комиссией в 2%, а немецкие дистрибьюторы «очень заинтересованы в поддержке комиссионных моделей».

«Немецкий клиент не является инвестором, он просто приобретает, что советник говорит ему покупать, поэтому консультанты заинтересованы зарабатывать деньги на продаже», – сказал он. «Mifid II должен был ввести режим, более благоприятный для инвесторов».

Ричард Уизерс, глава европейского отдела по связям с правительствами в Vanguard, также критически относится к модели комиссионного вознаграждения. «Если для финансового консультанта в приоритете будет размер комиссионных, у него может возникнуть соблазн продать продукт с более высокой комиссией, невзирая на его качество», – сказал он.

Однако Саймон Кляйн, глава отдела пассивных продаж немецкой компании по управлению активами DWS, считает, что Mifid II итак стимулирует рост пассивных ETF.

По его словам, важным фактором стало то, что, благодаря положению о раскрытии затрат, введенному в 2019 году, инвесторы получили отчеты, где были указаны комиссионные, выплаченные агентам.

«Теперь они знают, сколько на них заработал банковский дистрибьютор или консультант. Это многим открыло глаза», – сказал г-н Кляйн. «И уже изменило поведение инвесторов. Это одна из причин, по которой мы наблюдаем стремительный рост онлайн-сбережений в Германии».

Г-н Кляйн сказал, что низкие процентные ставки также стимулировали спрос на более дешевые пассивные фонды, которые получили выгоду из большей прозрачности. Так дистрибьюторы, которые все еще получают комиссии, теперь должны уведомлять об этом.

Г-н Уизерс надеется, что рост числа роботизированных онлайн-консультантов, пусть и с низкими стартовыми показателями, поможет другим странам вырваться из мертвой хватки крупных банков и страховых компаний.

Европейская комиссия должна опубликовать свою оценку влияния комиссий в 2022 году, но г-н Масарва опасался, что изменения будут «очень медленными».

«В конечном итоге пассивная стратегия выиграет по-крупному, но, вероятно, это произойдет только через 10-20 лет из-за корыстных интересов, сдерживающих рост».

* Все данные по отдельной стране относятся к фондам, зарегистрированным в этой стране, и не включают инвестиции в трансграничные продукты, зарегистрированные в Ирландии, Люксембурге или Джерси.

Поделиться в соц. сетях

Оставьте комментарий