Бразилия платит высокую цену за свою горнодобывающую промышленность

Пока бразильская горнодобывающая компания Vale возмещает убытки от катастрофы, связанной с разрушением плотины с токсичными отходами, безумные дельцы уничтожают тропический лес

Грязный бизнес: «гаримпейро» – нелегальный горняк – использует бассейн и ртуть для добычи золота на вырубленных землях в штате Пара © Nacho Doce / Reuters

В течение нескольких месяцев жители Брумадинью укладывали испачканную одежду и самодельные кресты вокруг памятника при входе в свой небольшой городок на склоне холма.

Одежда была вытащена из-под грязных обломков рухнувшей дамбы с отходами всего в нескольких километрах от остатков хвостохранилища. Его разрушение вызвало приливную волну из грязи, которая унесла жизни более 270 жителей города и сотрудников плотины.

Катастрофа с горнодобывающим производством в начале прошлого года в Бразилии была самой страшной – но не первой. Тремя годами ранее другая сточная плотина в соседнем городке Мариана в штате Минас-Жерайс также прорвалась и разрушилась, унеся с собой жизни 19 человек и нанеся значительный ущерб окружающей среде.

Почти пять лет спустя после этой аварии токсичные отходы Марианской шахты все еще обнаруживаются в реках Бразилии и вдоль ее береговой линии.

Эти бедствия стали поворотным моментом для горнодобывающей промышленности Бразилии, которая под массовым давлением общественности была вынуждена быстро принять новые стандарты и протоколы безопасности. На федеральном уровне и уровне штата был принят закон, запрещающий опасные плотины «вверх по течению», которые рухнули как в Брумадинью, так и в Мариане.

Жители Брумадинью обследуют ущерб после обрушения дамбы, эксплуатируемой горнодобывающей компанией Vale в январе 2019 года. Катастрофа унесла жизни более 270 человек © Victor Moriyama / Bloomberg

При участии инвесторов и англиканской церкви были разработаны новые мировые стандарты для отрасли.

Однако в Бразилии остается много проблем: необходимость обеспечить семьи жертв и пострадавших, выплатить им компенсацию, обеспечить надлежащую работу новой системы.

Менее известная сторона горнодобывающей промышленности Бразилии – незаконная добыча золота – также сейчас привлекает все более пристальное внимание международного сообщества. Глубоко в тропических лесах Амазонки мелкие горнодобывающие компании, известные как «гаримпейрос», наращивают обороты, чтобы извлечь выгоду из стремительного роста цен на золото во время кризиса с коронавирусом.

Эта деятельность является причиной растущей вырубки лесов в Бразилии и тесно связана с насилием в отношении племенных общин в тропических лесах. Многие считают, что сейчас необходимо привлечь федеральное правительство, хотя, похоже, этого не произойдет.

«Горнодобывающая промышленность – это насильственная деятельность, которая оказывает сильное воздействие на окружающую среду», – говорит Луис Жардим Вандерли, профессор географии Федерального университета Флуминенсе. «Бразилия все больше становится горнодобывающей страной. Железная руда – один из крупнейших сырьевых товаров, а золото и медь тоже растут».

Новые приоритеты

В центре промышленности находится крупнейшее в мире железорудное предприятие Vale со штаб-квартирой в Рио-де-Жанейро, которое эксплуатировало плотину в Брумадинью и совместно с горнодобывающим концерном BHP управляло плотиной в Марианне.

Спустя почти два года после того, как обрушение Брумадинью приостановило производство, компания снова начала наращивать добычу железной руды для производства стали. Генеральный директор Эдуардо Бартоломео недавно заявил, что ожидает, что Vale будет производить 400 млн тонн в год к концу 2022 года. До катастрофы компания производила 385 млн тонн.

Между тем, чистая прибыль группы в последнем квартале выросла на 75% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до 2,9 млрд долларов.

Однако руководство компании настаивает на том, что безопасность, а не прибыль – приоритет Vale.

«Безопасность стала навязчивой идеей. Мы пережили самый трудный момент в нашей истории, который стал катализатором перемен», – говорит Луис Эдуардо Осорио, директор по развитию и коммуникациям.

Компания заявляет, что соблюдает федеральные законы, и намерена в течение следующих трех-пяти лет вывести из эксплуатации оставшиеся вверх по течению хвостохранилища.  Также Vale утверждает, что подписала поддерживаемый ООН промышленный стандарт по управлению отходами от ее (Vale) деятельности.

Адам Мэтьюз, директор по этике и взаимодействию в Правлении пенсионного обеспечения англиканской церкви, которое продало свои акции Vale после катастрофы в прошлом году, говорит: «Я действительно вижу перемены в Vale, поэтому было бы неправильно говорить иначе. Очевидно, что они пытаются решить проблему хвостохранилищ, и во всем секторе это постоянная проблема. Произошедшая катастрофа также стала тревожным сигналом для инвесторов».

Однако он добавляет, что этого все еще недостаточно, чтобы совет директоров реинвестировал в Vale. «Мы много говорим с сообществами, пострадавшими от стихийных бедствий в Бразилии, и мы действительно чувствуем существенный разрыв между тем, что говорит компания, и тем, что мы слышим от сообществ (в плане поддержки, предлагаемой жертвам)», – говорит он.

Шахта Vale в Минас-Жерайсе. После катастрофы в Брумадинью компания снова начала увеличивать добычу железной руды, настаивая на том, что безопасность является ее приоритетом. © Dado Galdieri / Bloomberg

В прошлом месяце семьи жертв Брумадинью обвинили Vale и правительство штата в тайных переговорах о возмещении ущерба. Это заявление и компания, и правительство штата Минас-Жерайс отрицают.

Альберто Саяо, профессор геотехнической инженерии в Католическом университете Рио-де-Жанейро, говорит, что, хотя плотины «вверх по течению» были запрещены, промышленность по-прежнему нуждается в улучшении системы, в том числе с привлечением сторонних специалистов по безопасности.

Он отмечает, что проверяющие сочли плотину Брумадинью безопасной всего за несколько месяцев до того, как она рухнула.

«Проблема в том, что инспекторы не могут гарантировать, что их рекомендации будут выполнены», – говорит профессор Саяо. «Их отчеты следует передавать главному исполнительному директору горнодобывающей компании, а не руководителю среднего звена. И генеральный директор должен подписать отчет, заявив, что ему все известно. Тогда его привлекут к ответственности».

По мнению Дэниела Сассона, аналитика горнодобывающей промышленности в инвестиционном банке Itaú BBA, бедствия на какое-то время будут оказывать давление на репутацию отрасли. Г-н Осорио из Vale признает, что компании «предстоит долгий путь», чтобы восстановить свой имидж.

Золотая лихорадка

Однако в тысячах километров от предприятий Vale в Минас-Жерайсе другой вид добычи полезных ископаемых – мелкомасштабный и в основном незаконный – оказывает разрушительное воздействие на Амазонку.

За последние 18 месяцев большое количество гаримпейро поселились в охраняемых районах тропических лесов в надежде извлечь выгоду из резкого роста цен на золото за этот период. Многие приносят тяжелое оборудование, чтобы вырубать деревья и вскапывать землю, а также обрабатывать золото с помощью ртути – токсичного металла, который просачивается в воду и атмосферу, и был связан с целым рядом заболеваний в коренных общинах тропических лесов.

Гаримпейро готовится продать свое золото в деревне в бразильском штате Пара. Недавний скачок цен на золото вызвал рост нелегальной добычи в регионе Амазонки © Nacho Doce / Reuters

Эти племена – особенно Мундуруку и Яномами – также обнаружили, что их традиционные земли находятся под угрозой из-за шахтеров, которые могут прибегать к насилию и иногда связаны с организованной преступностью. Федеральная полиция утверждает, что убийства – обычное дело.

Как передают защитники окружающей среды из группы Ibama, только в прошлом году нелегальные золотодобытчики сравняли лес размером с 10 000 футбольных полей. Большая часть добытого золота была отмыта для законных поставок драгоценного металла в Бразилию через слабо регулируемые магазины в тропических лесах.

Рост незаконной деятельности вызвал в последние недели серию полицейских рейдов, в ходе которых часто используется военная техника, включая вертолеты и взрывчатые вещества.

«В последние несколько месяцев в связи с более высокой ценой на золото мы увидели больший спрос и увеличение числа нелегальных добытчиков», – говорит Дебора Точи Пуччини, директор Национального горнодобывающего агентства.

«Это создало трудную ситуацию для полиции. Нам не нравится иметь с ними дело, но у нас нет другого выбора».

Источник: https://www.ft.com/content/2a393038-0cdb-4401-8fad-23439d6d72ea
Поделиться в соц. сетях

Оставьте комментарий